cenjape

cenjape: приколюшка


Тонкий музыкальный слух Вовы

История эта началась тогда, когда я учился на первом курсе Тульского Политеха. Пришёл я в гости к своему сокурснику и дружку Вове (Владимир Юрьевич, я слышал, ты сейчас большой начальник — привет тебе!) Узкая, но длинная комнатка, а на стене — четыре колонки подключенные к стерео-, а может квадроусилителю. Вова не сдержался и продемонстрировал мощь своей аудиосистемы. Тяжёлый рок в крошечном помещении при многократном усилении — это было страшно.

Спрашиваю: «А как родители твою стереосистему терпят?» - Он говорит: «Включаю, только когда их дома нет». - «А соседи за стеной?» - Вова горячится: «Да ты что! Это же капитальная стена! Броня, а не стена! Мы с брательником строительным пистолетом колонки прибить не могли, дюбели не лезли, пока перфоратором предварительно не засверлили! Они и не слышат то ничего за такой-то стеной!»

Пролетело четыре курса университета. Студентами мы были хорошими, прилежными (см. историю 'Карточная игра «под раздевание»'). Если была у Вовы одна четвёрка за всё это время — то это максимум. И тут Вована «проклинило». Был у нас предмет без определённых границ, что-то вроде «Экология и промышленная безопасность на современном предприятии». Но только именно по этому предмету Вова стал учиться как-то яростно: на лекциях садился исключительно на первую парту. Конспектировал всё до буквы. Лабораторные работы сделав, тут же бежал на кафедру Экологии — убедиться, что всё правильно рассчитал. Даже для наших групп это был явный перебор. Вовина тайна раскрылась на экзаменах, когда он начал приходить слушать экзаменационный процесс (и конспектировать!) даже с чужими группами. Оказывается, экзаменатор как раз и живёт за той самой «бронированной» стеной! Опаньки…. Нашему Вовану, оказывается, светит соседская месть за неуёмную музыкальность. Ночь перед его экзаменом мы с ним сидели за компьютерами в Интернет-классе. А утром пошёл я на экзамен поддержать Вована, хоть и учился в параллельной группе. Экзаменатор задаёт вопросы, Вова отвечает так, что не поймёшь. кто из двоих лекции читал, а кто слушал. Преподаватель дополнительный вопрос подкинул: "Опасность распространения вибрации и звука посредством массивных предметов". Вова естественно, блестяще справился (средства индивидуальной защиты - наушники и мягкая обувь, сокращённый рабочий день, отдых на природе за счёт предприятия, дополнительное питание для восстановления, медицинские осмотры каждые полгода, всё по Трудовому Кодексу!) Потом препод говорит: «Ну что-ж, суммируя качество ответов и Ваш тонкий музыкальный слух, молодой человек…» Вован белеет и становится особенно заметно, что у него уже есть седые волосы. А препод продолжает: «Особенно отчётливо проявившийся в последний семестр… ставлю Вам отметку … ОТЛИЧНО» (доценту Симанкину - моё почтение).

Это ещё не конец истории.

Вечером самые близкие Вовины друзья были приглашены к нему домой праздновать пролетевшее МИМО отчисление из Университета за академическую неуспеваемость по супер-предмету — Экологии. Праздновали в абсолютной тишине (Вова нам даже новенькие мягкие тапочки всем раздал!) А на длинной стене его комнаты зияли дыры от свеже выломанных четырёх колонок.

Старший инспектор ГАИ, применив табельное оружие, остановил
автомашину ГАЗ-24 и попросил подбросить его домой.

МИШКА НА СЕВЕРЕ

Середина 90-х. Чукотка. Маленький поселок на берегу сурового моря
считающийся, почему-то эскимосским, хотя тех же украинцев в процентном
отношении там было куда больше чем титульной нации. Время нереста
горбуши. Берега тундры в это время кишат паломниками краснорыбицы:
песцами, бурыми мишками-камчадалами, человеками.
В самый разгар нереста, лосось человекам уже не нужна – забиты уже все
бочки и лари, поэтому добывается только икра, а сама рыба просто
выбрасывается (да простит вездесущий Дух Гринписа неразумных детей
тундры и жертв переходного периода!). Я тоже участвовал в этом
хищническом промысле в качестве помощника у д. Коли.
В один прекрасный вечер возвращаемся мы с нашей точки в поселок.
Д. Коля за рулем мотоцикла, я сзади, в люльке два пластиковых ведра икры
и нехитрые пожитки. Проезжаем мимо стоянки смотрителя авиационного
радиопривода, мужика угрюмого и нелюдимого, и видим такую картину:
Сидит Степаныч, рядом сеть, перед ним штабель улова, ведро и
разделочная доска, на которой он кесарит очередную жертву. А слева в
трех метрах чуть позади сидит… здоровенный мишка и терпеливо наблюдает
за соседом. Наконец рыбий акушер закончил извлекать икру и не глядя
бросает рыбу ТОЧНО В ЛАПЫ МЕДВЕДЯ!!! Последний деловито помяв добычу
начинает ее меланхолично жрать. Картинка из ряда лубочных про льва и
ягнят, которые так любят освидетельствованные Иеговой.
Слухи о дружбе Степаныча с шаманами тут же пришли на ум обретя такое
неожиданное наглядное подтверждение. Собираясь ехать дальше своей
дорогой д. Коля напоследок бросил:
- Ну и помощника ты себе, Степаныч, нашел!
Человек и медведь синхронно через правое плечо с одинаковым
недовольством посмотрели на нас. Пожав плечами, мы тронулись,
отвернувшись от странного дуэта. И тут в меня сзади кто-то вцепился
железной хваткой, стаскивая с мотоцикла. Я заорал в ужасе, понимая, что
расплата за былое неуважение к последователям шаманизма ко мне уже
пришла в виде ручного гризли! В безнадежной попытке спастись, я вцепился
в д. Колю. Чуть не опрокинув "Урал" мы рухнули на землю. Оказалось, что
в меня вцепился Степаныч, только сейчас увидел своего соседа, забредшего
"на огонек" из тундры и быстро осознавшего всю выгоду сотрудничества с
человеком. Не его вина, что человек к этому оказался морально не готов.

Обернувшись в нашу сторону, медведь удивленно наблюдал за нашими
суетливыми попытками "сделать ноги". Его перепачканная чешуей морда и
свисающий из пасти рыбий хвост, как бы спрашивали: "Куда ты, мужик?!
Хорошо же сидели?!!".
Как выяснилось позже, мотоцикл и лодку "тот другой, который живет в
тундре" (дословный перевод с эскимосского выражения означающее медведя)
не тронул, а вот сеть порвал, икру и улов конфисковал, хотя значка
рыбнадзора мы у него не заметили.

[1..3]


Папки